Памятник деревянного зодчества в центре Рязани оказался на грани полного разрушения

Общество

Исторический дом на улице Салтыкова-Щедрина — на грани полного разрушения, недавно там обвалился потолок, стены и пол в огромных дырах. Но люди продолжают в нем жить вынужденно. Как получилось, что шедевр деревянного зодчества довели до такого состояния, а жителей так и не расселили, несмотря на многократное признание дома аварийным?

Дом №20 на исторической улице самый длинный – 18 окон на парадном фасаде, их наличники разные, и как временная шкала напоминают об этапах строительства. Основной с башенкой дом Липницкой, к нему в конце 19 века пристроена усадьба Рюмина, позже здание разрасталось вглубь и вширь, приобретало советские черты, обрастая внутри перегородками, удобными для приюта и тем более для коммунальных квартир – все еще жилых.

Когда гаснет электричество, сквозь крышу видно небо, занавески в непривычных местах прикрывают разруху, она шелестит песком с потолков, расходится трещинами по углам, преследуя Александру Андреевну в мыслях.

Крыша-то я не знаю, но вот угол треснул, боюсь, что не дай Бог и у меня все треснет.
Александра Никишкина, жительница дома № 40 по ул. Салтыкова-Щедрина.

Прямо за стенкой у соседей однажды не стало потолка. Чиновничьи комиссии посетили обвал и исчезли, как туристы, что любят прогуливаться по улице Щедрина. Богатая история дом не спасла. Но, труды историков пригодились затыкать дыры под дверью, чтобы не дуло. Хотя прогреть помещение с такой вентиляцией все равно пустая затея.

Здесь самая короткая канализация. Много лет вода из крана наполняет подвал, что аж 4 метра в глубину. Он готов принять в себя не только стоки, но и стены, и крышу – как в пятой квартире.

Все это провалилось ночью, такой мощности удар, что мне просто стало очень страшно. Я думала, что или сон видела, или сошла с ума.
Елена Шохина, жительница дома № 40 по ул. Салтыкова-Щедрина.

Как и все ее соседи Елена в прошлом сотрудники психиатрической клиники, но наметанный глаз не помогает разглядеть здравый смысл в истории с домом - двадцать три года назад он стал охранным объектом регионального значения. Чтобы капитально отремонтировать его, надо собрать уйму документов и в двое больше средств, чем потребовалось бы для дома без статуса, а вот наблюдать, как он рушится, оказывается не возбраняется. В 2011 году к приставке исторический добавили аварийный, но видимо поторопились и не так оформили документы, поскольку в 2018 году вновь пришлось собирать комиссию, чтобы подтвердить износ здания - почти 90%.

А это обвалилось 7 января. Я была в Москве, гляжу мне дочь присылает смс-ку, вот, что у нас случилось.
Надежда Щербакова, жительница дома № 40 по ул. Салтыкова-Щедрина.

Жильцы утверждают, что чиновники уходят от объяснений.  При этом на официальном сайте фонда содействия реформированию ЖКХ стоят конкретные даты, в 2020 году расселить, к концу 2025 снести.

Дом этот ценен своей архитектурной особенностью, своими элементами декора. Во многих городах страны действует программы, когда сама администрация заинтересована в восстановлении подобных домов. Как действует администрация города Томска. Они за счет бюджета, за счет фонда капремонта — приводят эти деревянные дома в надлежащий вид.
Александр Дударев, краевед.

В Рязани тоже ищут собственный подход к сохранению деревянного зодчества.  Дождется ли его дом с башенкой вопрос, на который никто не может ответить.

Комментарии

Комментировать: